МАТЕРИАЛЫ ЗАСЕДАНИЙ ОБЩЕСТВА

Заседание МНОАР 17 июня 2014 г.

Заседание МНОАР пройдет с 18:00 в конференц-зале кардиологического корпуса РНЦХ им.Петровского РАМН.

Лекция начнется в 17:00 в конференц-зале кардиокоруса.

     

    ПОВЕСТКА ОЧЕРЕДНОГО ЗАСЕДАНИЯ МНОАР

    .:. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ:   профессор А.Ю. Лубнин

    .:. ЛЕКЦИЯ:   к.м.н. Д.Н. Проценко
    «ВИРУСНЫЕ ПНЕВМОНИИ»
     

    . . . . . . . . . . .

:. ЭВОЛЮЦИЯ МЕТОДИК АНЕСТЕЗИИ В ХИРУРГИИ МОРБИДНОГО ОЖИРЕНИЯ. КАК БЕЗОПАСНЕЕ?
:. Эпштейн С.Л., Азарова Т.М., Вдовин В.В., Романов Б.В., Саблин И.А., Сторожев В.Ю., Мартынов А.Н., Яшков Ю.И., Бордан Н.С., Бекузаров Д.К.
:. Многопрофильная клиника «Центр эндохирургии и литотрипсии», г. Москва

Распространение ожирения носит характер эпидемии, что требует серьёзного внимания органов здравоохранения, поскольку люди с ожирением демонстрируют высокую заболеваемость сердечно-лёгочными заболеваниями, сахарным диабетом 2 типа, опухолями, теряют возможность социальной и профессиональной адаптации. Далеко не всегда терапевтические меры эффективны, хотя их проведение является обязательным.

В Центре эндохирургии выполняются наиболее радикальные, в аспекте стойкой редукции массы тела, операции открытого билиопанкреатического шунтирования. Пациенты с морбидным ожирением представляют группу высокого риска развития периоперационных респираторных, сердечно-сосудистых, тромбоэмболических осложнений. Длительная иммобилизация может приводить к развитию синдрома рабдомиолиза.

Анестезия должна обеспечить эффективную защиту пациента и максимально быструю реабилитацию. Основными средствами рутинной общей анестезии являются опиоиды, к сожалению, обладающие известными побочными эффектами: респираторная депрессия, инициация тошноты и рвоты, ретенция мочеиспускания, пролонгирование пареза кишечника. Также известно, что опиоиды индуцируют развитие послеоперационной гипералгезии и хронических болевых синдромов. Очевидно желание снизить опиоидную нагрузку у высокочувствительных к этим препаратам больных с морбидным ожирением. Введение в схему эндотрахеального наркоза севофлюраном эпидуральной анестезии позволило в значительной мере снизить дозу фентанила и обеспечить быструю реабилитацию пациентов. Выполнение эпидуральной блокады у пациентов с морбидным ожирением весьма проблематично и в определённом проценте случаев заканчивается неудачей. Введение в схему общей анестезии центрального a-2 агониста дексмедетомидина является хорошей альтернативой, позволяющей значимо уменьшить дозу применяемого интраоперационно фентанила и улучшить условия ранней послеоперационной реабилитации. Более того, применение дексмедетомидина в комплексе с рядом других препаратов, обладающих 5 анальгетической и симпатолитической активностью, позволяет проводить безопиоидные анестезии.

Важным аспектом быстрой постнаркозной реабилитации является эффективное устранение остаточной кураризации. Альтернативой рутинному использованию прозерина с его известными побочными эффектами является применение сугаммадекса.

Мы применяем 4 методики общей анестезии.
1.  Эндотрахеальный наркоз севофлюраном, фентанилом, рокурониумом. Для послеоперационного обезболивания в этом варианте применяем трансдермальную терапевтическую систему Дюрогезик (50 мкг\час) или фентанил по методике КПА.
2.  Эндотрахеальный наркоз севофлюраном, рокурониумом и эпидуральной анестезией\анальгезией, пролонгируемой для послеоперационного обезболивания в течение 3-4 суток.
3.  Эндотрахеальный наркоз севофлюраном, рокурониумом, дексмедетомидином и небольшими дозами фентанила. Инфузию дексмедетомидина продолжали в послеоперационном периоде в течение 1,5 суток в минимально рекомендуемых дозах.
4.  Эндотрахеальный наркоз севофлюраном на фоне периоперационной инфузии мультимодальной анальгетической смеси (лидокаин, кетамин, дексмедетомидин, MgSo4). Реверсию нейромышечного блока у пациентов с синдромом сонного апноэ, сверхожирением, множественными коморбидными проблемами проводили сугаммадексом, в остальных случаях — прозерином.

При всех вариантах анестезии пробуждение и экстубация трахеи были достаточно быстрыми. Ни в одном случае не потребовалась продлённая ИВЛ. Наиболее эффективное обезболивание по ВАШ отмечено при использовании эпидуральной анальгезии. Также в этом случае имело место более раннее разрешение пареза кишечника. Все пациенты через 4-5 часов после завершения операции были активизированы. Применение дексмедетомидина в течение 1,5 суток (время пребывания в отделении реанимации) сопровождалось заметной седацией, не мешавшей активизации и не сопровождающейся депрессией дыхания. При использовании общей анестезии без опиоидов отмечена стабильность гемодинамических показателей, очень быстрое пробуждение, приемлемый уровень постнаркозной анальгезии и раннее разрешение пареза кишечника.

............................................

4я премия Конкурса ДОКЛАД ГОДА-2014
:. ВЛИЯНИЕ АДЪЮВАНТНЫХ ПРЕПАРАТОВ АНЕСТЕЗИИ НА ЧАСТОТУ ПОСЛЕОПЕРАЦИОННОЙ ТОШНОТЫ И РВОТЫ
:. Баскаков Д.С., Хороненко В.Э.
:. ФГБУ «Московский научно-исследовательский онкологический институт им. П.А.Герцена» МЗ РФ, г. Москва

Цель исследования: оценить эффективность различных схем комбинаций «истинных» антиэметиков и адъювантов анестезии в профилактике ПОТР у онкогинекологического контингента больных в зависимости от наличия конкретных факторов риска.

Материал и методы: исследовано 208 пациенток онкогинекологического профиля. Всем пациенткам проводили стандартную профилактику ПОТР: ондансетрон 8 мг и дексаметазон 8 мг внутривенно. Исследуемые были рандомизированы на 5 групп: группа С (n=43) – группа сравнения, в которой все пациентки получали общую анестезию (мидазолам, диприван, фентанил); группа Э (n=40) - пациентки дополнительно получали эсмолол в виде непрерывной инфузии; группа Д (n=44) - пациенткам на травматичном этапе операции внутривенно болюсно вводили дроперидол; группа К (n=41) - пациенткам на травматичном этапе вмешательства внутривенно болюсно вводили клонидин, группа СА (n=40) – группа сочетанной анестезии, в которой пациентки получали сочетанную общую анестезию с эпидуральным компонентом. Фиксация инцидентов и интенсивности ПОТР осуществлялась в течение 24 часов после операции.

Результаты:

Сравнение эффективности схем профилактики ПОТР в группах в целом
Группа Частота ПОТР (%) Интенсивность ПОТР
(позыв/пациентка с ПОТР)
Группа С 34,9 2,93
Группа К 14,6* 1,83*
Группа Д 18,2 2,38*х
Группа Д
≥0,02мг/кг
9,4* 1,67
Группа Э 20 2,13*
Группа СА 25 1,5*

Примечание: Д ≥0,02 мг/кг – пациентки группы Д получившие 0,035±0,025 мг/кг дроперидола * - p<0,05 по сравнению с группой С; х - p<0,05 по сравнению с группой К

Схемы профилактики ПОТР с включением клонидина и дроперидола, оказались наиболее эффективными. Эффективность схем профилактики зависела от наличия конкретных факторов риска ПОТР. Так схема группы Э была не эффективна при наличии «морской болезни» в анамнезе, но при отсутствии данного анамнеза, схема способствовала снижению частоты ПОТР до 11%. Схема группы Д максимально эффективно снижала частоту ПОТР у больных с анамнезом мигрени. В группе СА пациентки с анамнезом мигрени страдали ПОТР в 42,1% случаев, в то время как больные без анамнеза мигрени сталкивались с осложнением в 9,5% случаев. Среди эмоционально лабильных больных были наиболее эффективны схемы с включением клонидина или дроперидола.

Заключение: В зависимости от наличия того или иного из достоверных факторов риска ПОТР можно подобрать оптимальную схему профилактики, включающую адъювантные препараты анестезии.

............................................

 

Материалы заседаний МНОАР

 

© 1999-2014   Московское научное общество анестезиологов - реаниматологов (МНОАР)
    mnoar.med.ru
Адрес: Москва 119991
Погодинская ул., д.7, каб.407
Тел.:  8(499) 248-15-93
Факс: 8(499) 246-89-88
Почта: \ необходимо включить Javascript для просмотра защищенного адреса \